Небесная жизнь

Кому это не известно,что лучше быть чистым и святым, чем только говорить о чистоте и святости? Кто этого не знает, что человек не должен считать себя чистым, святым и праведным, если он в своей повседневной жизни не живёт чисто, свято и праведно? Если это бесспорно, тогда это должно быть и понятно, что лучше быть святым, чем только произносить святые молитвы.
Каждый благоразумный читатель познает без проблем, что я не намереваюсь занижать истинную и высокую ценность молитвы – в обществе или в одиночестве – но я хочу показать, что она – по сравнению с посвящённой жизнью – является наименьшей частью преданности.
Склонённые колени, в то время как ты облечён в гордость; небесные молитвы, в то время как ты собираешь себе сокровища на земле; святое благоговение, в то время как ты живёшь в нелепостях мира; молитвы, полные кротости и любви, в то время как сердце твоё является местом зла и недоброжелательности; молитвы, длящиеся часами, в то время как ты расточаешь свои дни и годы, наполняя их бессмысленными времяпрепровождениями, глупыми развлечениями, являются таким же бессмысленным и недопустимым служением перед Богом, как и различные формы благодарения от личности, которая живёт в унынии и недовольстве.
Если наша повседневная жизнь не соответствует всеобщему духу наших молитв, то наши молитвы далеко отстранены от настоящей и достаточной меры преданности и станут только пустым вероисповеданием губ – или что ещё хуже – явным лицемерием.
Это должно бы убедить нас в том, что все люди должны бы стараться и стремиться простираться к этому высшему совершенству христианской жизни.
Как несомненно то, что та же самая святость молитв требует ту же самую святость жизни, то и несомненно, что все христиане призваны к той же самой святой жизни.
Коммерсант не призван проповедовать Евангелие; но каждый коммерсант должен чувствовать ту же самую ответственность быть преданным, кротким и иметь небесные помышления во всех сферах своей повседневной жизни, так же как священник обязан ревностно, верно и трудолюбиво поступать во всех областях своего призвания.
Все христиане как христиане должны иметь одно и то же призвание, а именно жить соответственно превосходству христианского духовного склада и сделать возвышенные основы Евангелия масштабом для своей повседневной жизни. Что для одного необходимо, должно иметь значение и для других.
Сын Божий не пришёл с небес, чтобы единичным формам жизни, которые имеются в мире, даровать поверхностную форму богослужения и оставить людей жить так, как они жили до сих пор, в своих прихотях и удовольствиях, одобряемые модой и духом этого мира. Когда Он в божественном совершенстве в полноте всего своего существа сошёл с небес, то это произошло для того, чтобы призвать людей к божественной и небесной жизни; к совершенному преобразованию всего их существа и темперамента; чтобы родиться свыше от Духа Святого; чтобы жить в мудрости, во свете и в любви Божией и уподобиться Ему, прилагая все усилия; чтобы отречься от убедительных путей мира, также от его величия, суеты и развлечений, чтобы уничтожить его приятнейшие пристрастия, и жить в такой мудрости, чистоте и святости, чтобы во все века наслаждаться великолепной радостью Господней.
Поэтому ничего глупого, шуточного, суетливого, мирского или похотливого не должно иметь места в жизни христианина. Это были бы пятна и нечистоты, которые должны быть смыты слезами покаяния. Если что-либо из этих вещей показывается в течение нашей жизни и мы принимаем участие в суетливости, глупостях или похотях, наше вероисповедание будет тщетным.
Также как верно, что Иисус Христос есть мудрость и святость, что Он пришёл сделать нас Ему подобными и крестить Своим Духом, также несомненно и то, что никто не сможет сохранить своё христианское призвание, если не будет со всем усилием вести святую и небесную жизнь. Это и только это есть истинное христианство; универсальная святость во всех сферах жизни и небесная мудрость во всех наших поступках, которая не приспосабливается к духу и капризам этого мира.